Trang. оСКОЛки. Новелла шестая - Между этажами

11 сентября 2014 - Trang
Trang. оСКОЛки. Новелла шестая - Между этажами

Trang. оСКОЛки. Сборник новелл.
Новелла шестая.
"Между этажами"

 

 

 

 

 

Trang. оСКОЛки. Сборник новелл

Опубликовано с письменного разрешения автора. Перепечатка без прямого согласия автора запрещена


                         

Предыдущая  Оглавление  Следующая

 


 

 

 

 

Trang. оСКОЛки

 Сборник новелл

 

Между этажами

 

 


 

 

                                                                                                                                          

I would spread the cloths under your feet:
 But I, being poor, have only my dreams;
I have spread my dreams under your feet;
Tread softly because you tread on my dreams.


W.B. Yeats, "He Wishes for the Cloths of Heaven"



    Сегодня Владимира Игоревича бесило всё. Сегодня был прямо день бешенства, напряжёнки и   верха непрофессионализма. Конечно же, применимо не к нему, а к его сотрудникам. Сам же Владимир Игоревич был преуспевающий бизнесмен, с международной репутацией, владелец нескольких фирм, элитной недвижимости и солидного счёта в банке, исчисляемого семью нулями. Ну не может же, в самом деле, человек с такими достижениями в свои сравнительно небольшие 32 года быть неудачником или непрофессионалом? Конечно же нет. А вот его сотрудники...


    Иногда их недалёкость и непонимание его мыслей доводило Владимира Игоревича до такого бешенства, что он просто рвал и метал, оглашая своим львиным рыком, пожалуй, весь этаж, занимаемый его фирмой в престижном бизнес-центре в самом центре столицы. Ну не мог Владимир Игоревич понять, как проработав с ним не один год нельзя с ходу словить мысль шефа, нельзя войти в колею работы его фирмы и думать если не точно в фарватере его мыслей, но хотя бы в том же направлении.


    И уж точно он никогда не понимал, когда ему приходила в голову просто блестящая мысль по резкому увеличению продаж и доходности фирмы, и когда он с воодушевлением начинал рассказывать её в присутствии начальников отделов, которые должны, казалось бы, сразу словить ниточку мысли- он сталкивался с взглядом непонимания, который он не мог охарактеризовать иначе, как "бараний". Зачастую именно такие оперативные встречи с начальниками отделов заканчивались тем, что Владимир Игоревич, уже как в ...надцатый раз объясняя суть очередной блестящей схемы и опять наталкиваясь на непонимание мелочей и общей картины в целом со стороны руководства отделов, выходил из себя и начинал орать. Он ненавидел такие моменты. В такие моменты он хотел уволить их всех. Или убить.


    Вот и сейчас, когда перед ним сидел начальник планово-экономического отдела Сергей Михалков, молодой, двадцатисемилетний подтянутый с умным лицом и в дорогом костюме и таращился на шефа абсолютно непонимающими бараньими глазами, шефа в очередной раз "порвало".

- Да как можно быть ТАКИМ ТУПЫМ?!? Ещё раз объясняю, для особо одарённых! Схема должна заработать завтра. ЗАВТРА, ты понимаешь? Потом будет уже поздно!
- Но... Владимир Игоревич..., - замямлил Михалков, - Вы же понимаете, что до завтра просто невозможно оптимальным способом сформировать команду, поставить им задачу и...
- Да меня не волнует, что там возможно или невозможно! Я за что вам плачу просто бешеные деньги? Чтобы вы приходили на работу в 10, а уходили в 4 дня? Нет, Михалков... я плачу вам такие деньги, чтобы вы думали. ДУМАЛИ, понимаешь? Думали и решали проблемы. И если надо для решения какой-то срочной проблемы ночевать тут и оставлять свой "Ламборджини" под окнами офиса- вы будете это делать. Иначе идите вы к такой-то матери!!!!


    Злость опять распирала его изнутри. Владимир Игоревич откинулся на спинку дорогого кожаного кресла, сделанного в далёкой Англии по индивидуальному единичному заказу, и на время прикрыл глаза, чтобы успокоиться. Он решил, что секунд 30 спокойствия ему помогут побороть бурлящую и требовавшую выхода реку гнева, и с новой силой вернуться к разговору с Михалковым.


    В это время по третьему этажу напичканной по последнему слову техники больницы шёл профессор. Козья бородка а-ля создатель Шарикова вкупе с белоснежным халатом и дорогими туфлями придавали ему определённый шарм, с одной стороны, отдающий мудростью и опытом с еле уловимой ноткой древности и консерватизма, а с другой стороны- дорогого и познавшего глубины матёрого, старого волка медицины. Он шёл по коридору больницы, редко и с достоинством отвечая на приветствие медперсонала, который подобострастно пытался заглянуть ему в глаза, надеясь хоть немного привлечь к себе внимание такого светила. Рядом с ним семенил его аспирант, всегда держа наготове блокнот и ручку, чтобы в случае чего записать редкие, но точные указания профессора. Судя по умным и цепким глазам, пониманию всего, что говорил профессор- аспирант явно должен был далеко пойти. А учитывая то, с какой отеческой любовью на него иногда посматривал его шеф- так всё и будет. Стоило лишь немного подождать и потрудиться. А в труде и упорстве аспирант был неутомим.

- Виктор Семёнович! - профессор показал аспиранту кивком головы на находящуюся перед ним закрытую дверь палаты №8 с бронированным прозрачным окошком, - что там с Долгополовым?
-  Как видите, профессор, пока всё без изменений... - аспирант заглянул вслед за профессором в окошко двери палаты, за которым два пациента в белых смирительных рубашках сидели друг напротив друга на рядом стоящих кроватях, - Лечение проводится по Вашим указаниям, но...
- Да-да... прогрессирующая шизофрения, агрессивное поведение, ярко выраженная симптоматика... Он так и считает себя олигархом и руководителем крупной компании?
- Да, профессор,- аспирант ещё раз заглянул в окошко, - Похоже, сейчас у него "совещание", и он пытается втолковать "своему сотруднику" очередную свою блестящую мысль. Хорошо, что подселили к нему этого Волгина. Спокойный пациент, особо не реагирует на внешние раздражители, они прекрасно с Долгополовым уживаются
- Ну давайте так... раз уж традиционные методы не помогают, то... кстати, а сколько мы уже проводим курс?
- Мммм..., - аспирант быстро листнул свой увесистый блокнотик на несколько десятков листов назад и, проведя пальцем по листу, быстро нашёл нужные строки, - 7 месяцев 14 дней, профессор
- И никаких улучшений... мда...
- Абсолютно никаких
- Тогда давайте так: проводим тот же курс лечения до конца месяца, а потом... есть одна интересная экспериментальная методика... вот и опробуем. Подробности расскажу чуть позднее. Заодно и обсудим детали
- Конечно, профессор, - аспирант  быстро записал указания шефа в блокнотик, - всегда интересно смотреть за Вашей работой, а особенно за методиками, что Вы применяете... всегда меня чем-то удивляете. Вы- просто гений психиатрии!
- Не лебезите, Виктор Семёнович, - профессор по-отечески улыбнулся своему аспиранту, - Просто Вы же знаете, как я отношусь к нашей больнице... Когда-то я видел её  совсем другой. А сейчас- современные помещения, новое оборудование... да наша специализированная клиническая психиатрическая больница №1 - лучшая больница в городе! Да что там в городе... Быть руководителем такого заведения- честь, знаете ли... И Вы, Виктор Семёнович- со временем станете моим лучшим учеником. И заместителем. А после..., - тут профессор хитро улыбнулся и подмигнул, - Глядишь, и на моё место сможете претендовать
- Да что Вы..., - аспирант заметно смутился и покраснел, - да у меня и в мыслях подобного не было! Да Вы же знаете, как я к Вам...
- Да знаю, знаю..., - профессор перебил своего аспиранта, - Только вот... Смотрите, не станьте, как Долгополов. А то видите как- человек думает, что он- начальник своей судьбы и повелитель целой компании, а оно вон как... Человеческая психика- загадка. Во многом даже для современной медицины... Так что, Виктор Семёнович, Вы там поосторожнее...- профессор ещё раз широко улыбнулся и подмигнул
- Очень уважаю Ваши шутки, особенно с долей цинизма и чёрного юмора, профессор, - аспирант опять смутился, - Но я, надеюсь, смогу отличить реальность от вымысла...
- Ну как знать, как знать, - улыбчивый профессор похлопал аспиранта по плечу, - Ну что, достаточно на сегодня шуток. Пойдём дальше?


     И профессор с аспирантом, негромко о чём-то продолжая между собой разговаривать, пошли дальше по коридору, изредка кивая в ответ лебезящему перед ними персоналу.

 


    Вечером того же дня Виктор Семёнович, аспирант профессора, поставил на сигнализацию возле своего дома ухоженный дорогой автомобиль, поднялся по ступенькам, открыл дверь и вошёл в свою квартиру. Ему тут же ударил в нос восхитительный аромат тефтель, которые так прекрасно готовила его жена Валя. А вот и она, выпорхнув из кухни в переднике с весёлыми цветочками, бросилась ему на шею, обняла и игриво поцеловала в щёчку.


- Ещё чуть-чуть, и сядем ужинать, - весело прощебетала она, - А ты пока переоденься для ужина. А перед сном сходи в ванную. Хочу сегодня лечь спать с настоящим джентльменом. И с этими словами Валентина быстро упорхнула опять на кухню, к своим воздушным тефтелям.


    Виктор поставил на стул свой портфель, извлёк из него свой пухлый чудо-блокнотик и по своей закоренелой привычке стал пробегать записанное в нём за день, чтобы было над чем поразмышлять перед сном.


- Витя, а что у тебя на работе...., - донесся голос его жены с кухни, - С этим, как его...ты ещё рассказывал, интересный случай?...
- Аааа, да..., - Виктор задумчиво нахмурил лоб, - Иньчин, да... интересный персонаж, крайне интересный... ещё работаю с ним. Крайне интересный случай, да...
- И что ты говорил про какую-то "теорию этажей"? Расскажи, пока тут я заканчиваю сервировать стол...


    Виктор захлопнул блокнот и прошёл на кухню. Там он встал в проёме двери, чтобы Вале было его лучше слышно.


- Понимаешь... случай довольно-таки интересный и обычные методики результата никакого не дают. То есть результат-то есть, курс сдерживающих препаратов сделал его спокойнее и уравновешеннее, но я заинтересован, как ты понимаешь, не в таком результате...
- Ой, Витя!, - Валя поставила на стол тарелку с вкуснейшими ароматными, пышущими паром тефтельками, - Ты можешь объяснить попроще? Я же тебе не профессор медицины! - и улыбнулась.
- Ну говоря нашим языком, у Иньчина ярко выраженная шизофрения. Вначале симптоматика выражалась в деперсонализации, а сейчас он стал себя ощущать совсем другим человеком. А, говоря простым языком- он мнит себя не тем, кем является. И уже несколько месяцев я не могу вернуть его к своей основной личности...
- А что за теория этажей, которую ты мне рассказывал?
- Понимаешь... человек не может увидеть то, чего он ранее не видел. Например, дикарю племени мумба-юмба ты не сможешь объяснить фундаментальные законы физики или, скажем, устройство ядерной бомбы. Именно потому, что он не видел никогда ни того, ни другого. Это я называю "теорией этажей". Человек, который прошёл, скажем, на третий этаж- спокойно может себе представить второй. Именно потому, что он там был, когда шёл на третий. Вместе с тем, человек, находящийся на втором этаже- не может себе представить третий именно потому, что он там не был. А представь, если человек застрял между этажами... он не может вернуться на предыдущий и может только фантазировать, как выглядит следующий...
- Всё, садись давай, - Валя украсила его тарелку последними штрихами, красиво положив на тефтели зелень, - Вот так всегда- заговоримся, и не переоделся... но некогда уже, давай поужинаем, а потом всё остальное... И как твоя теория согласуется с Иньчиным?
- У меня возникла идея проверить свою теорию..., - Виктор сел за стол, взял в руки столовые приборы и втянул носом прекрасный аромат, идущий от тарелки, - Представь, как если бы Иньчин застрял между этажами... А вот если человеку показать третий этаж, может, он вспомнит, как выглядел второй?
- То есть ты имеешь в виду- он может понять, что он болен и вспомнить свою предыдущую личность?
- Именно так. Но это всего лишь теория...
- Он так и мнит себя профессором и главврачом твоей больницы?
- О да. Поучает меня на каждом шагу. И хочет сделать меня своим "замом", - Виктор улыбнулся и прицелился на левую от него, самую вкусную на его взгляд, тефтелю, -Персонал разговаривает с ним, как с профессором, и мы много времени проводим, осматривая других пациентов. Он неплохо поднаторел в медицинской терминологии...
- Ну и как успехи?
- Пока никаких... хотя... сегодня был проблеск. Осматривая одного пациента, он намекнул, что любой человек может осознавать себя не таким, каким он является на самом деле. Значит, зерно сомнения посеяно. Психиатрия, моя Валюшка- очень интересное занятие. А человек иногда- совершенно не тот, кем он себе кажется... - А теперь хватит болтовни и, хоть я профессор и главврач целой психиатрической больницы, но сначала- тефтели!

 

 

сентябрь 2014 года

 

 

 

 

                         

Предыдущая  Оглавление  Следующая

 

 



Похожие записи:

Trang. оСКОЛки. Оглавление
Trang. оСКОЛки. Оглавление
В разделе: Trang. оСКОЛки
Trang. оСКОЛки. Сборник новелл. Оглавление                 Trang. оСКОЛки Опубликовано с письменного разрешения автора. Перепечатка без прямого...
Trang. оСКОЛки
Trang. оСКОЛки
В разделе: Книги
Trang. оСКОЛки. Сборник новелл. Титульный лист               Trang. оСКОЛки Опубликовано с письменного разрешения автора. Перепечатка без прямого сог...
Trang - Гимн проекта Виртуальный Кореновск. Альбом "оСКОЛки"
Trang - Гимн проекта Виртуальный Кореновск. Альбом "оСКОЛки"
В разделе: Музыка Trang'a
Альбом "оСКОЛки" состоит из песен разных лет, заново перепетых и переигранных в 2013 году. Над альбомом работали более десятка человек из 5 разных стран- России, Украины,&...
Список композиций Trang
Список композиций Trang'a
В разделе: Музыка Trang'a
Альбом "оСКОЛки" состоит из песен разных лет, заново перепетых и переигранных в 2013 году. Над альбомом работали более десятка человек из 5 разных стран- России, Украины,&...
Рейтинг: +1 Голосов: 1 1470 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!