Trang. оСКОЛки. Новелла седьмая - Доктор

11 ноября 2015 - Trang
Trang. оСКОЛки. Новелла седьмая - Доктор

Trang. оСКОЛки. Сборник новелл.
Новелла седьмая.
"Доктор"

 

 

 

 

 

Trang. оСКОЛки. Сборник новелл

Опубликовано с письменного разрешения автора. Перепечатка без прямого согласия автора запрещена


                         

Предыдущая  Оглавление  Следующая

 


 

 

 

 

Trang. оСКОЛки

 Сборник новелл

 

Доктор 

 


 

 

                                                                                                                                          

 

"Я бесконечно благодарен Вам только за то, что Вы существуете."
Александр Иванович Куприн. Гранатовый браслет

 


    Тяжёлый срежещащий звук металлического засова в маленькой затхлой комнате для допросов встрепенул приунывшую было Ларису, от скуки начавшую было грызть ногти. Она несколько заинтересованно, хоть и не без позёрства, подалась немного вперёд, чуть раздвинула ноги  и выдвинула подбородок- типичная поза бывалого гопника перед «А ну-ка, слышь, пацан…». В обычной жизни такое смотрелось бы возможно даже и смешно, особенно от более-менее ухоженной женщины лет 35, но не в определённых ситуациях. А сейчас была именно такая определённая ситуация. И стены. Тоже определённые, с решётками на окнах и в разводах от застарелой пыли.

     В открывшийся дверной проём боком протиснулась фигура Тараса Аркадьевича, местного «мозгоправа», как его называли зэки- психолога тюрьмы. Относительно молодой, лет под 30,  психолог уже поднабрал некоего врачебного лоска и солидности фигуры, хотя при его 90 килограмм веса смотрелся весьма и весьма подтянуто. Небольшой животик общего впечатления не портил. Очки с нулевыми диоптриями также должны были придать общее впечатление высокой принадлежности к интеллектуальному труду, хотя некоторые, особенно женщины, поговаривали, что они наоборот подчёркивают излишнюю для мужчины пушистость ресниц и наивность взгляда. Отчасти Лариса была с ними согласна, однако в наивность взрослых людей давно уже не верила.

     Тарас Аркадьевич скинул на стол обычно носимый им с собой ворох папок, некоторое время усаживался поудобнее, насколько это позволял привинченный к полу табурет за столом напротив Ларисы, отчего-то вздохнул, достал из нагрудного кармана платок и протёр им свои очки. Водрузив их на привычное место, он, наконец, посмотрел на Ларису, всё это время не сводящую с него пристального взгляда.

- Ну что же вы, милочка, так напряжены? – буднично поинтересовался доктор. – Чай, не в камере… И он заулыбался, как будто шутка была действительно смешной.


     Увидев, что такое начало не произвело на Ларису никакого впечатления и она даже не изменила позы, доктор постарался поправиться и сменить тему разговора.

- Ну так вот, Мотырева…Лариса… Кхм… извините меня за такое начало, всё пытаюсь найти к вам несколько иной…ммм… подход. Как обычно- не получилось, но я не теряю надежды!  - И он опять улыбнулся, уже чуть виновато.

- Да перестаньте, док, - сменившая позу Лариса небрежно закинула ногу на ногу и немного откинулась назад, уперевшись спиной в стену камеры, - Поменьше этих… ваших… закидонов и, глядишь, поболтаем ещё. Тем более, что у нас там скучно, сами знаете. А сидеть ещё…

- Да, да, Вы правы…, - Док задумчиво провёл по папке, сметая невидимую пыль, - С недавнего времени стало гораздо скучнее. Раньше я намного чаще общался с заключёнными, особенно часто- с особо режимными блоками «Д» и «Е», где содержат наиболее опысных… Но, как Вы, Лариса, знаете, уже как пол-года даже обычную охрану  тюрьмы к ним не подпускают, охраняет какой-то особый батальон, больше на спецназ похожий… И с той поры ни к охране, ни к подопечным из ваших блоков меня и близко не подпускают. Как начальник тюрьмы говорит- новые времена, новые законы. А как мне не нравятся такие нововведения…

- Да не говорите! С обычными охранниками хоть договориться можно было. Сигарет принести, ещё чего… по надобности… а сейчас лютуют… – Лариса протянула руку к доку. – Принесли?

- Да, да, конечно…, - Док засуетился и вывалил из карманов пиджака несколько пачек тонких сигарет с фильтром. – Всё, как договаривались…

- Вот и отлично! Теперь разговор будет..., – Лариса прикурила сигарету, залихватски откинула чёлку движением головы и выпустила дым в потолок. – Ну давайте свои вопросы. Ваша же диссертация... Ваша диссертация- мои сигареты да пару раз в неделю поговорить с умным человеком вне камеры. И… красивым.., - И Лариса ободряюще подмигнула.

- Насчёт красивого…кхм…ну ладно… Я всё же хотел получить Ваши ответы на вопросы о причинах массовых убийств, которые Вы совершили, но Вы всё время уклоняетесь от ответов именно на это…

- Нууу, доктор, - Лариса громко рассмеялась, - Вы, как любой мужчина, хотите всего и сразу! А я, как женщина, может, хочу ухаживаний и романтики. Мы уже говорили про моё детство, юность, может, когда-нибудь поговорим и за интересные Вам и неинтересные мне вещи… Сидеть-то мне ещё дооолго…

- Тут Вы, конечно, правы, -  Тарас Аркадьевич блеснул отражением солнечного луча из окна в стекле своих очков, - Для моей работы важны не только причины, приводящие к такому результату, но и само действие, тем более так выходящее за пределы общественной морали, для меня не менее важно… К тому же, из-за этих новых правил с охраной мне из особо опасных только с Вами начальник разрешил работать, да и то- после изрядных уговоров…

- Док, ну что вы там мусолите… «общественная мораль», «приводящие к этому причины»… мозг только мне пудрите. Ну завалила я 7 сикух, в чём проблема-то? Я ж созналась, со следаком «сотрудничала», справку по мне и личное дело Вы читали… Что там может ещё интересовать?

- Понимаете, Лариса…Для такой красивой и приятной во всех отношениях женщины это явно выходит за пределы некоей…нормы. – Тарас Аркадьевич открыл папку, бросил в неё беглый взгляд и задумчиво поглядел в потолок, - 7 женщин и девушек, в возрасте от 17 до 28 лет. Никаких общих связующих, никаких причин, ранее с ними знакомы не были… Я Вам, как психолог говорю- это нетипичный случай даже для маньяков…

- Типичный случай, скажете тоже, док…, - Лариса вытянулась, чтобы достать до пепельницы и затушить окурок, - всё вы, «интеллектуалы», пытаетесь загнать всех под какие-то категории и рамки. Как по мне- все эти ваши потуги только усугубляют стремление определённой массы людей быть не таким как все.

- Так дело в этом? Быть не таким, как все? – Заинтересованно спросил Тарас Аркадьевич.

- А что в этом плохого? – Равнодушно пожала плечами Лариса. – Во времена СССР, когда у всех были одни обои, одна сантехника, одни машины, даже еда и одежда были одинаковыми- не помните, какой ажиотаж вызывала хоть малейшая возможность купить «не такое, как у всех»?

- Но сейчас же всё можно…

- Да знаю, знаю… всё можно купить. Да, можно. И этим все также похожи на всех. У кого-то "айфон", у кого-то "самсунг", но все сидят на одном 4G. У кого-то спорткар, у кого-то отечественная машина, а ездят-то все по одним и тем же дорогам. Один и тот же интернет для всех, одни и те же условия… разница какая? Сейчас даже ещё хуже…

- И чем же?

- Ну, к примеру, в том же «совке» были неплохие социальные лифты. Любой человек «с улицы» мог отучиться, причём при поддержке государства, и имел неплохие шансы стать генералом или членом правительства. Знаменитый комбайнёр, помните? А сейчас что? Да будь ты хоть семи пядей во лбу- учёбу тебе никто не оплатит, а если и попадёшь на бесплатное- жильё и еду тебе точно никто платить не будет. А снимать квартиру в любом городе-миллионнике, где находятся хорошие институты- тоже не фунт изюма. И даже если вы закончите с отличием свой институт, несмотря ни на что- куда пойдёте? В том же «совке» было распределение, да и предприятия сами присматривали себе особо отличавшихся в учёбе… а сейчас что?

- Так Вы, Лариса, приверженец «совка»?

- Упаси боже… нет, конечно. Я только о том, что ничего не меняется по сути. Меняется только форма. Что тогда, что сейчас- все в одном и том же, одни и те же роли, одни и те же проблемы- как выжить, что поесть и где бы поспать… ничего не меняется. А иногда хочется бОльшего…

- Например…

- Убить кого-то? Это Вы хотели спросить, док? – Лариса неприятно гоготнула. – Спрашивайте, чего стесняетесь… А почему бы, собственно, и нет? Кто-то хочет стать космонавтом, кто-то- великим хоккеистом. А, может, кто-то – знаменитым убийцей…

- Лариса, мне кажется, Вы здесь начинаете лукавить и издеваться… - Док снял очки и посмотрел своими карими глазами на женщину в упор. – Никто не хочет стать серийным убийцей. Никто. На это должны быть причины. И веские причины…

- Да ладно Вам, док… причины. Причины, конечно, у каждого есть. Но то, что для Вас причина, для меня, возможно, не больше, чем нелепое оправдание. Это лишь вопрос точки зрения. Скажем, для меня вопрос поглощения мяса это обычный вопрос питания и выживания, а для животных – это вопрос геноцида и массовых убийств. И это также вопрос точки зрения. Это и к нам применимо. Вот Вы- человек с воли, а я тут заперта. А вдруг всё наоборот? Вдруг это я хищник, а Вы- жертва и в клетке?

- Ну, это скорее какое-то философско–схоластическое утверждение. Любому же ясно, что это не так…

- Так это смотря с какой стороны посмотреть, - Лариса опять неприятно гоготнула. – В конечном счёте и Вы, и я за решёткой, только с разных сторон. И где правильная сторона- ещё посмотреть надо…

- Это, конечно, несомненно интересно с точки зрения обывателя и кулуарных разговоров, а вот с врачебной и практической точки зрения это мне, честно говоря, малоинтересно…

- А что Вам интересно, док? Чтобы я рассказала про детали? Или ещё один эпизод? А «куму» потом никто не побежит докладывать? – Лариса угрожающе подалась вперёд и лицо её приняло злобно–брезгливый вид. – Для этого Вы интересуетесь, док?!?

- Успокойтесь…, - Док выглядел озабоченным и немного обеспокоенным. – Никто Вас, Лариса, о мельчайших деталях выспрашивать и не хотел. Но, как Вы там говорите? Всё зависит от точки зрения? Взгляните на это с другой стороны- общаться
из особо охраняемых женского блока «Д» и мужского блока «Е» разрешили только с Вами, а у меня диссертация… опять же- Вам хорошо. Бесплатные сигареты, лишние прогулки, общение наше несколько раз в неделю вне обрыдшей камеры опять-таки…

- Ну да, ну да… - Лариса немного расслабилась, однако её взгляд всё ещё был злым и настороженным. – Точка зрения, говорите? А давайте с Вами, док, сыграем в игру…

- Какую игру?  - Теперь уже док выглядел обескураженным и настороженным.

- Простую игру. Мы с Вами тут уже несколько месяцев разговариваем, да переливаем из пустого в порожнее. А давайте сразу к делу- Вы же так хотели? Вот Вы всё интересуетесь, зачем я их убила. Красивые девушки и женщины, никакой личной неприязни… А давайте вот поменяемся местами- вы будете их убийцей, а я буду вас спрашивать… Скажем, зачем Вы их убили?

- Эммм… я не совсем понимаю сути игры, но если только как эксперимент… нууу, скажем, из-за скуки.

- Бросьте, док… какая скука и 7 убийств? Если хотите поиграть и хотите от меня искренности- подайте пример! Вот Вы, доктор… успешный доктор, неплохая, хоть и не самая лучшая работа, жена, дети…?

- Да, двое…

- Ну вот… жена, дети, работа… Скажем, если убийца- Вы, из-за чего Вам убивать?

- Ну… например… потому что могу…

- Воооот, док, уже лучше! – Лариса широко улыбнулась и даже, казалось, ещё больше расслабилась, - Потому что можете! Дом-работа-дом, дома пилящая неизвестно за что жена, денег не хватает, дети под ногами путаются, а тут…- почему бы и нет?

- Все же так живут- дом-работа-дом, и никто же не идёт убивать…

- Правильно. Все. Но не Вы. Скажем, детские проблемы? Нет? Обиды в юношестве? Собственно, неважно. Какой-то надлом, а тут работа с отъявленными негодяями и отбросами общества, постоянно выслушивать откровения откровенных дегенератов и шизофренические бредни помойки дна людского. Чем не последняя капля? Плюс- немалые знания, почерпнутые из бесед с зэками по практике сокрытия улик и совершаемых типичных ошибках…

- Допустим. Ну и как это поможет нам понять, зачем Вы убили 7 молодых женщин?

- А разве размышления убийцы о жизни Вам неинтересны, док? Как по мне- каждое моё слово в Вашей диссертации- на вес золота…

- Опять допустим… И что дальше?

- Ну так мы разговаривали о точках зрения. Вот моя, на данный момент- что это Вы убийца. И я с Вами пока разговариваю. А потом я пойду на волю, а Вы- в камеру.

- Очень интересная точка зрения, - док до слёз расхохотался, ему даже пришлось снять и заново протереть свои очки. – Я думаю, мы с Вами можем поговорить в таком формате, тем более, что ближайшие лет эдак двадцать мы с Вами можем разговаривать ещё долго и обстоятельно и более серьёзно. Так на чём мы остановились? Ах да- я убиваю, потому что могу… Я так понимаю- я потом смогу использовать Ваше согласие с моими ответами, как будто это Вы посредством меня рассказываете о своих причинах и сути преступления, так?

- А почему бы и нет, доктор? Мы же играем? Я всегда могу сказать, что это игра такая была… Ну так вот… Представьте, что  Вы уже совершили первое преступление. Кто там была? Ах да… Лена. Девушка, 26 лет. Вы её зарезали в подъезде. Ни улик, ни свидетелей. Однако первое преступление- это как первый блин, комом. И Вы его обязательно потом прокручивали в уме и обязательно где-то прокололись, чего потом не делали. Что это было?

- Интересно… Ну, скажем, оставил отпечатки пальцев- так  обычно в детективных романах пишут?

- Но улик же не нашли. Значит, и отпечатков не было! Ну же, док… неужели Вы не такой умный, как я себе представляла?

- Я бы не стал тут ставить вопрос об уровне ума или интеллекта… Откуда же я знаю, какие вы там оставили «недоработки»… моё дело- предполагать, как я понял, а что я могу додумать? Из рассказов заключённых, с кем раньше работал, да из детективов… Скажем, отпечатки были не на месте преступления, а в одном из подъездов соседнего дома. Должен же преступник следить за жертвой? А из окна подъезда её же дома это сложно… Вот с какого-нибудь второго этажа подъезда соседнего дома- самый раз. И если заметят кто из жильцов- можно сменить подъезд или дом и продолжить. А когда жертва появится во дворе- выйти и пойти за ней уже в её подъезд…

- Доктор! – Лариса смотрела на дока восхищённым взглядом. – Да вы просто готовый убийца!

- А вот Вы- нет, Лариса… - док покачал головой. – Такая маленькая и хрупкая женщина и хладнокровно убить семерых людей, причём таких же женщин, как сама…

- Вы ещё скажите, что я себя оговорила и сама на 20 лет села, - Лариса расхохоталась и опять откинулась, прислонившись к стене. Ну, продолжим, док? Потом вы вошли во вкус, особенно, когда Вас в первый раз не поймали. Выждали целых пол-года, всё вынюхивали, не окружает ли кто из охотников. Ан нет, пронесло. Но в следующие разы Вы были осторожнее. Мало того, что убивали, но потом ещё и топили трупы.  Но пятерых нашли, а шестую, последнюю- нет. Почему?

-  Ну… может, потому, что привязал мало груза, спугнули, да её унесло по течению намного дальше, чем предполагалось?

- Может быть… А почему тогда убивали левой рукой, когда Вы правша?

- Лариса… это же классика. Запутать следствие, отвести подозрение… нет?

- Но одну жертву Вы били как слева, так и справа…

- Может, она сопротивлялась? – Док пытливо всматривался в лицо Ларисы, пытаясь уловить одобрение, свидетельствующее о том, что он попал в цель, - Может, она не впала в оцепенение, как другие жертвы, и дала отпор? Да такой, что меня смутило это и испугало, и пришлось окончить дело как пришлось…

- Допустим… А вот интересно, док, а что у Вас вызвало уважение? Смирение жертв или всё-таки яростное сопротивление?

- Думаю, если б я был убийцей…, - Док задумчиво захлопал своими излишне длинными ресницами, - Думаю, я бы уважал сопротивление…

- И в чём же выразилось бы Ваше уважение? А, док? Может, Вы пришли к ней на могилу после всего и принесли цветы? – Лариса опять мерзко захохотала.

- Может, и пришёл бы… Может, и на память что сохранил. Откуда мне знать?



***



…На столе уже возвышалась полная пепельница, лежала одна смятая пачка принесённых доком тонких сигарет и одна начатая.

- Лариса, мы уже разговариваем почти как…, - Тарас Аркадьевич потянулся и вытянув руку, посмотрел на часы, - Почти как пятый час. Сегодня что-то долго. Да и игры Ваши… Наш разговор начинает заходить в тупик. Все эти фантазии интересны для анализа психотипа Вашей личности, но ни к чему не приведут…

- Ну почему же, доктор? – Лариса сама была на вид подуставшей, но в её глазах горел всё тот же бесоватый злобный огонёк, - Вы же сами много раз говорили, как Вам важно говорить и получать информацию. А для меня интересна точка зрения. В камере, знаете ли, мало развлечений…

- Ну, допустим. И что в результате-то? Ну поговорим мы… а дальше что?

- А дальше, как я и сказала- я пойду на волю, а Вы- в камеру. Как убийца.

- Хорошая шутка. Вы сидите по приговору за Ваши убийства, а я будут сидеть рядом с Вами…

- Почему рядом? Сами. В блоке «Е», мужском, с особо опасными. Я же Вам говорила про точки зрения… Вдруг, это не Вы со мной работаете ради диссертации, а я работаю с Вами?

- Очень интересная теория, - теперь уже Тарас Аркадьевич широко улыбнулся, - но Ваша камера это Ваша камера. Как говорится- приговор-скамья- и нары…

- А если я взяла на себя эти убийства только для того, чтобы вывести Вас на чистую воду? Может, я мать одной из жертв и видя, как следствие зашло в тупик, решила сама «разобраться»? Как Вам такая точка зрения?


- Не смешно…

- Почему же? Например, после нашего сегодняшнего разговора я просто вызову того следователя, что вёл моё дело, и расскажу ему мааааленькие детали наших сегодняшних фантазий, где Вы расслабились и, как я уверена, выдали не одну зацепку для толкового следователя…

- Тогда…, - взгляд Тараса Аркадьевича стал жёстким и злобным, совершенно не похожим на того милого, с длинными ресницами, интеллигентного увальня, - Я, как «настоящий убийца», по-вашей же версии, должен Вас… убить. К примеру.

- Ну вот видите, док? – Лариса довольно потянулась, - значит, вы что-то всё-таки «выдали». Боитесь? Бойтесь…- И она улыбнулась, уже совсем не противно. - Только вот убить Вам меня, кхм, не получится.

- Это ещё почему?

- Да хотя бы потому, что если Вы предпримете что-нибудь сейчас- я начну кричать. Сбежится охрана. А потом Вам меня не достать.

- Так мы же фантазируем, Лариса? Я могу объявить, что Вы больны. Какой-нибудь особо заразной формой чего-нибудь, и потребовать перевести Вас на больничку. А там уже дело техники, врачебной техники…

- Возможно. Но это займёт некоторое время. А до этого момента я могу уже всё рассказать следователю. Может, он придёт уже сегодня. Я, как понимаете, не рядовая его подопечная...

 

- Вам никто не поверит... вы обычная "зэчка", причём маньяк-убийца!

 

- Кто Вам это сказал? Откуда Вы взяли, что я вообще осуждена?

- А как же приговор? Суд?

- Откуда Вы знаете, что был приговор? Прочитали в газетах?

- Ну… это уже совсем детский разговор, Лариса… Вы в тюрьме, личное дело заключённого и так далее…

- Личное дело можно состряпать за пол-часа на принтере. А камеру… Вы в ней были?

- Нет, конечно, там же…

- Правильно. Сменили охрану двух блоков. Как вы говорите- похожи на спецназ? Никого не подпускают?

- Лариса… это уже больше на шизофрению смахивает, - уже натянуто улыбнулся Тарас Аркадьевич. – Это уже ни в какие ворота разговора не лезет. Давайте мы на сегодня закончим, а в следующий раз я с удовольствием на свежую голову займусь Вашими неуёмными, тем более в этих стенах, фантазиями.

- Ну мы же говорили про точку зрения, док! А давайте я Вам дам ещё одну вариацию на тему точек зрения… Может, меня привозят сюда в тюрьму время от времени…

- Мать убитой жертвы, не совершавшей преступление, привозят в тюрьму и меняют охрану…

- Так это уже другая точка зрения, док! Следите за мыслью! А раз другая- может, я не мать жертвы, а, скажем… сотрудник. Банальной полиции. Банальный «опер». Под прикрытием.

- Ну, предположим, - Тарас Аркадьевич откинулся на табуретке, упёршись спиной в стену. При этом он скрестил руки на груди и взгляд его был уже совершенно недобрым. С виду он был достаточно усталым и злым, чтобы обычному человеку оставить его в покое. Но не Ларисе, - Предположим, что так оно и есть. И что- Вы сидите тут под прикрытием пол-года только для того, чтобы со мной поговорить?

- Я была просто уверена, что настоящий убийца будет жаждать встречи с человеком, вот так просто взявшим на себя его "геройства", и понять причины, которые его к тому сподвигли... А Вы просто на минуту представьте: я на самом деле даже не сижу в этой тюрьме. Меня привозят с чёрного входа за пол-часа перед нашими разговороми, чтобы охрана нашего супер-блока вывела меня и публично провела к Вам на собеседование. А сменили охрану только для того, чтобы даже Вы не знали, что на самом деле меня и в камере-то моей всё время нет… Вот пока мы с Вами тут болтаем, другие люди уже проверяют информацию, которую Вы тут выложили ненароком. И, кстати, пальчики уже нашли. Да, как раз в подъезде дома напротив, на втором этаже, спасибо. А зону поиска тела ненайденной жертвы намного расширили с учётом течения.

- Очень интересная беседа и очень интересная фантазия, Лариса. На сегодня мы закончили… Охрана!

- Действительно, мы с Вами закончили, док. И не только на сегодня. – Лариса вынула микро- наушник из уха и положила на стол. Пепельно-белое лицо дока отражало маску ужаса. – В Вашем доме уже идёт обыск. Думаю, мы там обнаружим одну из вещей девушки, вызвавшей у вас "уважение", не так ли? И на этой вещи совсем неслучайно будет как ДНК жертвы, так и Ваша. А другие пока проверяют записи ближайших камер наблюдения- Вы ведь всерьёз пришли с цветами к ней на могилу, а, док? Плюс видеозаписи всех наших с Вами тут разговоров, включая и сегодняшний. А потом будет полиграф... Да,  и не стоило б Вам, док, так много разговаривать с зэками на предмет мелких деталей их преступлений... Вызывает подозрения, знаете ли… и не только у зеков…


     Когда тяжёлый лязгающий звук открываемого засова разорвал так некстати образовавшуюся давящую тишину в камере и дверь открылась, Лариса с невесть откуда появившейся статью и выправкой подошла к двери и властно сказала двум мужчинам в штатском с той стороны проёма: «Можете забирать». Но перед тем, как выйти из камеры, она ещё раз обернулась, окинула взглядом пепельно-белого и трясущегося дока.

- Когда вас будут рвать на части ваши же сокамерники, помните, док- всё зависит от точки зрения.

 

 

ноябрь 2015 года

 

 

 

 

                         

Предыдущая  Оглавление  Следующая

 

 



Похожие записи:

Trang. оСКОЛки. Оглавление
Trang. оСКОЛки. Оглавление
В разделе: Trang. оСКОЛки
Trang. оСКОЛки. Сборник новелл. Оглавление                 Trang. оСКОЛки Опубликовано с письменного разрешения автора. Перепечатка без прямого...
Trang. оСКОЛки
Trang. оСКОЛки
В разделе: Книги
Trang. оСКОЛки. Сборник новелл. Титульный лист               Trang. оСКОЛки Опубликовано с письменного разрешения автора. Перепечатка без прямого сог...
Trang - Гимн проекта Виртуальный Кореновск. Альбом "оСКОЛки"
Trang - Гимн проекта Виртуальный Кореновск. Альбом "оСКОЛки"
В разделе: Музыка Trang'a
Альбом "оСКОЛки" состоит из песен разных лет, заново перепетых и переигранных в 2013 году. Над альбомом работали более десятка человек из 5 разных стран- России, Украины,&...
Список композиций Trang
Список композиций Trang'a
В разделе: Музыка Trang'a
Альбом "оСКОЛки" состоит из песен разных лет, заново перепетых и переигранных в 2013 году. Над альбомом работали более десятка человек из 5 разных стран- России, Украины,&...
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1208 просмотров
Комментарии (1)
SNega # 11 ноября 2015 в 17:08 +1
Афигенно, прочитала взахлёб! v