Trang. оСКОЛки. Новелла восьмая - Клетка

12 ноября 2015 - Trang
Trang. оСКОЛки. Новелла восьмая - Клетка

Trang. оСКОЛки. Сборник новелл.
Новелла восьмая.
"Клетка"

 

 

 

 

 

Trang. оСКОЛки. Сборник новелл

Опубликовано с письменного разрешения автора. Перепечатка без прямого согласия автора запрещена


                         

Предыдущая  Оглавление  Следующая

 


 

 

 

 

Trang. оСКОЛки

 Сборник новелл

 

Клетка

 


 

 

                                                                                                                                          

 

Не требуйте гарантий. И не ждите спасения от чего-то одного — от человека, или машины, или библиотеки.
Сами создавайте то, что может спасти мир, — и если утонете по дороге, так хоть будете знать, что плыли к берегу.
Рэй Брэдбери. 451 градус по Фаренгейту
 

 


    Ванька шагнул из подъезда в Клетку. Клетка- это сравнительно небольшой пятачок в обрамлении окружающих его по периметру четырёх многоэтажных домов, вмещающий, однако, детскую площадку с металлическими брусьями и турником, и даже какой-никакой газон, на котором то тут, то там росли вычурной формы островки грязноватой травы. В общем, вид был не особенно приглядным.

     Однако Ваньке было 10 лет, и он мало был просвещён в области дизайна, фэн-шуя и прочих изысков взрослых по обустройству места
своего обитания, для него Клетка была сценой, местом ристалища, пряточным городком, каменными джунглями - всем, на что хватало фантазии и детской энергии. А уж её-то у него, как и у других его друзей по Клетке, было достаточно.

     Раньше правда, года 3-4 назад, было веселее: живые игры типа бадминтона, или, если был ветер, лапта или городки, а то и банальные пятнашки, салки или прятки- царили в Клетке, как Боги Олимпа. Если ты вышел из дома чуть позже, чем основная масса детей- надо было ещё заслужить возможность влиться в уже собравшуюся и играющую детскую массу. Иногда даже длительные уговоры не помогали, и приходилось бежать домой за печеньем либо конфетами, либо за бутылкой с водой для запыхавшихся и разгорячившихся игроков, в виде наивной детской взятки. Это было, когда Ваньке было 6 или 7 лет. Сейчас, конечно, всё было уже не так. Большинство детей, даже из не очень обеспеченных семей, обзавелись смартфонами, а кто побогаче- и планшетами, и всё чаще бывших неутомимых покорителей турника или грозу городков можно было увидеть на бревнах, заменявшем в Клетке скамейки, с наушниками в ушах либо увлечённо что-то тапающих в своих смартфонах и планшетах. Даже ранее увлекательные вечерние посиделки превратились в что-то унылое с неспешным обменом музыкой или редким совместным погогатыванием над комментариями в соцсетях.

     Когда Ванька иногда над этим задумывался, то это вызывало у него широкую улыбку, придававшую его усыпанному веснушками лицу безбашенно-разудалый вид. Ему всего 10, а рассуждает как какой-то старик. Это было для Ваньки очень смешно.

     «Кстати, а вот и настоящий старик», - подумал Ванька, встречая взглядом Александра Илларионовича, показавшегося из-за бокового дома и неспешно бредущего по тротуару по краям Клетки к своему, и Ванькиному тоже, подъезду. Бессменная тёмная широкополая, местами замусоленная, шляпа и вычурная трость стали уже притчей во языцех среди местной ребятни. Смотря на эти две крайне несовременные и необычные вещи, детям хотелось что-то обязательно скреативить, но прозвища «Ковбой», «Д”Артаньян» и «Боярский» как-то не прижились, на другое у малышни и старших собратьев интеллекта как-то не хватило, а потом непоседливый детский разум увёл мысли креативной ребятни в сторону более насущных проблем и событий, а старика оставили в покое. Сколько лет Александру Илларионовичу никто из дворовой шпаны не знал, а у взрослых такое спрашивать никто не додумался, но на вид ему было лет 90, не меньше. Старика
обитатели домов вокруг Клетки отчего-то  очень уважали, каждый считал за честь поздороваться с ним при встрече, а также поздравить с каким-нибудь наступающим праздником. Откуда пошло такое уважение- ребятня не знала, да это было им, честно говоря, малоинтересно.

     Ванька присел на ступеньку подъезда и, за неимением других развлечений, стал смотреть за неспешно бредущим стариком. Сегодня тот явно получил пенсию, так как кроме по обыкновению занимавшей его руки трости сегодня был в наличии ещё и объёмный пакет, по виду с продуктами. Пакет был ещё и тяжёл, судя по тому, как старик тяжело подворачивал при ходьбе левую ногу и твёрдо втыкал перед собой свою забавную трость.

     «Надо помочь старикану. Всё равно делать нечего» - решил Ванька и вприпрыжку побежал по направлению к старику. Поравнявшись с ним, он забрал у старика пакет, и старик зашагал заметно веселей.  Время от времени Александр Илларионович искоса поглядывал на Ваньку, который с усердием и пыхтя, нёс немаленький пакет, стараясь при этом выглядеть, как будто это ему ничего не стоило, и понимающе усмехался в усы.

     Дотащив пакет до квартиры старика на третьем этаже, Ванька с видимым облегчением опустил пакет на бетонный пол подъезда перед дверью и собирался было уйти, но старик, посмотрев на него, усмехнулся: «И что- даже чаю не попьёшь?» и призывно распахнул перед Ванькой двери. В другую б квартиру Ванька и заходить бы не стал, но место обитания загадочного старика с его невесть откуда взявшимся повальным уважением со стороны окружающих взрослых, а также, что немаловажно- вычурной тростью и широкополой шляпой сделали своё дело. И Ванька шагнул внутрь.

     Пока старик гремел на кухне разными чайными принадлежностями, Ванька рассматривал видавшее виды убранство единственной комнаты в квартире, где, тем не менее, царил строгий порядок. Пару шкафов, непонятная тумба с зеркалом, доисторический ковёр на полу. И тут Ванька заметил на стене прям сбоку ветхого шкафа выцветший, но идеально отутюженный военный китель, на котором красовались блестящие ряды наград.

     «За взятие Ке..ниг…с…берга» - прочитал Ванька надпись на одной из потёртых, но начищенных до блеска медалей. Потом его пальцы переместились на следующую: «2 мая 1942 года» непонятно было написано на медали. Ванька перевернул её и увидел на обороте «За взятие Берлина». «Вот оно что» - понял Ванька и перевернул медаль правильно стороной наружу, пригладил стройные ряды металлических свидетельств доблести и отваги рукой. И тут одна медаль, видимо, отстегнувшись, с глухим звуком упала с кителя на видавший виды цветастый ковёр. Ванька нагнулся, поднял её и стал читать «Ваше дело…». И тут из кухни раздались шаркающие шаги Александра Илларионовича.

     Ванька машинально сжал в кулаке медаль и судорожно сунул руку с ней в карман шорт. «Чёрт» - подумал Ванька,  встречая глазами появившегося в проёме старика. «И как я теперь объясню, зачем я снял эту штуку с кителя и тем более почему она у меня в кармане?». Ванькин лоб немедленно покрылся испариной.

- Что, умаялся? – Александр Илларионович с прищуром смотрел на Ваньку, - Пойдём чаю попьём.

     Последующие 10 минут, что Ванька пил чай из древнего гранёного стакана в подстаканнике, исподлобья поглядывая на сидящего напротив него старика, хлебающего чай вприкуску с сахаром-рафинадом, Ванька судорожно прокручивал в уме варианты незаметного возвращения награды на место. Всё это время он прямо физически ощущал, как металлический кружок припекает его бедро через ткань кармана шорт, чувствовал каждую его грань и вес. В итоге, ничего более дельного, на его взгляд, кроме как сбросить медаль, пока он будет идти по коридору квартиры к выходной двери – Ваньке на ум не пришло. Однако всё пошло не так, как он предполагал.

     После чаепития Александр Илларионович лично проводил его до двери, по-старчески извиняющимся тоном поблагодарил его за помощь и дверь перед Ванькой захлопнулась. Это был кошмар. Постучаться и отдать старику награду в представлении Ваньки означало немедленное признание в воровстве, и буйная фантазия ему уже рисовала, как разъярённый отец, узнав о таком поступке сына, выхватывает ремень и… Дальше Ванька уже представлять не захотел.

     Ноги автоматом вынесли его из подъезда в Клетку, где он устроился на краешке ближайшего бревна и задумчиво стал перекатывать медаль в руке между пальцами. За этим его и застали двое его закадычных друзей- Вован и Болик, сводные братья, которых как раз выпустили погулять. За встречей и обменом приветствиями последовал восторженный вопль братьев, когда они увидели медаль, и потом последовал строгий, насколько это возможно по детским меркам, мозговой штурм по решению проблемы. Высказывались различные версии, вплоть до совершенно фантастических, как-то взломать квартиру старика и подложить медаль на место, при том, что любой из присутствующих процесс мифического взлома квартиры видел только по бесконечным сериалам о борьбе полиции и бандитов.

     В пылу обсуждения ребятня даже и не заметила группку подростков лет 16, подошедших к ним сзади: двух девушек и трёх парней. Когда же их присутствие обнаружилось- Вована и Болика как ветром сдуло, а Ванька быстро сунул медаль опять в карман шорт.

- Ну что там у тебя, мелюзга? – главарь местной шпаны Сизый, в миру Сашка Сизоненко, поставив ногу на бревно рядом с Ванькой, навис над ним угрожающей фигурой. – А ну-ка закежь!

     Над головой Ваньки замаячила жилистая шея Сизого с вычурной наколкой на шее, а нос Ванька обдал запах недавно употреблённого пива, который ему напомнил о практически недавней стычкой с Сизым, окончившейся для Ваньки фингалом под глазом и саднящими рёбрами. А тогда Сизому всего лишь не понравилось то, что Ванька, за неимением спичек или зажигалки, не дал тому прикурить. Для Сизого поиздеваться над более слабыми было сродни наркотику. Причиной могло послужить что угодно- косой взгляд, неуважительный тон, не та национальность, не тот район проживания. Или ты болел не за тот футбольный клуб.


- Так ты что, мелкий, оглох, что ли? – Сизый пару раз несильно, но ощутимо неприятно ткнул кулаком Ваньку под рёбра. – Карманы, говорю, выверни, сопливый!

- Ничего там нет! - Ванька ещё крепче сжал рукой в кармане награду старика.

- А ну, посмооотрим! – Сизый схватил Ванька за засунутую в карман руку и не спеша, вальяжно, стал её выкручивать.

- Отпусти! – Ванька отчаянно сопротивлялся, представляя, как он отдаст медаль Сизому «на посмотреть» и она навечно исчезнет в дворовых джунглях, а он будет тем, кто её украл у старика. – Пусти, я тебе говорю! – И Ванёк ударил Сизого свободной рукой в лицо.

     Сизый на секунду оторопел, но всего лишь на секунду.

- Ах ты…! – И Сизый начал наносить болючие удары кулаками и ногами по телу Ванька, который скрючился на бревне, пытаясь защитить свободной рукой голову и лицо. – А ты, тварь мелкая…!

     И тут Ванька понял, что ему так нельзя. Нельзя лежать под градом ударов и надеяться, что всё прекратится. Нельзя бежать, ибо далеко от Сизого и компании он не убежит. Нельзя отдавать медаль, ибо он должен её защитить и вернуть старику. И бояться сейчас тоже некогда. Это была как ослепительная вспышка. Как точка в длинном предложении.

     И Ванька сделал то, чему удивлялся потом долгое время- улучив момент, пнул Сизого по голени ребром кроссовки, потянул другую его ногу на себя и свалил Сизого на землю. Потом извернулся, оказавшись сверху, и начал по-детски, всхлипывая и крича, неумело колошматить по лежащему Сизому кулаками.

     Сизый оторопел за этот вечер уже второй раз, даже забыв защищаться и прикрывать лицо, за что сразу получил случайный, но от этого не менее болезненный, удар кулаком в глаз.

     Но, конечно же, сказка тут же закончилась. Оторопевшая было вместе с Сизым компания оттащила хлюпающего носом, но злого Ванька от Сизого и скрутила тому руки за спиной. Сизый встал, неспешно отряхнулся, потёр пострадавший глаз и угрожающе зашипел.

- Ну всё, мелкий, конец тебе. Ща поглядим, что ты там прячешь, а потом я тебя так отделаю- месяц будешь лежать. И если я тебя в Клетке где увижу- беги… лучше беги, мелкий…

     Следующий момент показался вечностью- сзади Ваньку невидимые приспешники Сизого наносили удары по шее и голове, рука Сизого медленно двигалась в направлении кармана шорт Ванька, а тот, как в каком-то замедленном кино, пытался вырваться или скрутиться так, чтобы Сизый не смог достать карман шорт. Конечно, это было невозможно, но в тот замедленный момент Ваньку это казалось очень даже вероятным. Если бы только извернуться так, чтобы…

     И тут Сизый пригнулся, как от какого-то удара, и удивлённо начал поворачиваться. Компания, крутящая Ваньку руки, также замерла и этого момента Ваньку хватило, чтобы вывернуться из цепляющих его рук и осесть, всхлипывая, на землю.

- Ах ты, стар…, - начал было Сизый, потянув к кому-то невидимому за ним руки.

     Но тут же получил ещё один удар, присел и схватился за плечо.

- В ну-ка, пошли быстро вон, шпана малолетняя! – Ванька наконец увидел стоящего как раз за Сизым Александра Илларионовича в своей неизменной засаленной шляпе и держащего наизготовке свою вычурную трость. – Быстро, я сказал!

 

- Старый, да я же тебя ща..., - Сизый опять было попытался распрямиться и поднять руки для удара. Но тут же получил ещё один ощутимый удар тростью по плечу, заставивший его прикрыть место удара и недовольно заскулить.

 

- Вот именно. Я старый. И тебя, шпана малолетняя, ещё бы и боялся, - металлический наконечник трости угрожающе покачивался перед лицом Сизого. - Отделаю, мало не покажется. А ну-ка брысь отсюда, пока родителей не позвал!

     Компания, недовольно бурча и всё время оглядываясь, как побитая собака, потянулась к выходу из Клетки за угол ближайшего дома. Ванька сидел на земле, потирая ушибленные места на шее и голове. Александр Илларионович подошёл к нему, опёрся на свою трость и, склонившись, посмотрел Ваньке в глаза.

- Что, солдат? Жив, курилка?

- Да они… да я… а Вы-то зачем полезли, они же Вас могли…

- Кто? – Старик добро расхохотался, - Они? Меня? Да я на фронте против и не таких выступал. Чтобы мне в свои 90 лет бояться каких-то шпанюк?


- Дак они ж эти…скинхэды…

- Аааа, тем более. Видел я таких- в подтяжках...бритоголовые... Вроде били-били фашисткую заразу, да, видимо, не добили в 45-м…

- Неее, дедушка, какие ж они фашисты? Они русские, патриоты…

- А ты думаешь, фашисты- это немцы, что ли? – Старик опять добро улыбнулся Ваньку, - неет, тут ты ошибаешься... Патриоты, внучок, это те, кто любит свой народ, и защищает. А фашисты- они ненавидят другие народы… И вообще- фашизм разный бывает. Если кто думает, что он человек высшей расы, а другие «унтерменши», недочеловеки, значит- вот он и есть фашист, внучек… Их пятеро, а они на тебя, хлипкого и мелкого навалились- это тоже своего рода фашизм. Они тебя защищать должны да учить уму-разуму, как старшие по возрасту, а они в драку... Знают же, что сдачи толком не дашь, да и они покажут себя, как будто они человечина выше тебя сортом.  Вот тебе и обыкновенный фашизм…

     Старик протянул ему руку, помогая встать.

- Ну что, в порядке всё? За что дрались-то хоть?

     Ванёк, опустив глаза и мигом покраснев, достал из кармана шорт медаль и, не смотря тому в глаза, протянул её старику. Тот взял медаль, посмотрел на неё, а потом на Ванька долгим глубоким взглядом.

- Ну второй раз меня за победу над фашистами ещё никто не награждал, - рассмеялся было старик. Но потом его лицо резко окаменело и стало жёстким. - А ну, внучок, давай-ка присядем..., - сказал Александр Илларионович голосом, не предвещающим ничего хорошего. - Теперь выкладывай всё, как есть...


     Они присели на бревно и в течении многих бесконечных минут Ванёк сбивчиво рассказывал старику, как всё получилось, и как боялся прямо вернуть медаль, и как потом защищал её, чтобы не отдавать шпане. Старик, задумчиво оперевшись подбородком на набалдашник своей трости, слушал, не перебивая.

     Когда Ванёк закончил свой сумбурный рассказ быстрым: "Я ведь честно-честно хотел её вернуть, правда!", Александр Илларионович протянул ему медаль и сказал: «Читай»

     «Ваше дело правое. Мы победим!» - прочитал на одной стороне Ванёк. «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»- значилось на другой.

- Видишь, внучок? «Ваше дело правое». И поэтому мы победили. И как ты не хотел отдавать то, что не принадлежит врагу- так и мы в то время. Фашисты не просто пришли с войной, они хотели забрать то, что им не принадлежит. И мы тогда, как и ты в свои 10 лет сейчас также поняли, что отдавать врагу своё мы не будем. И отступать нам некуда.

     Старик взял медаль у Ванька и задумчиво покрутил в руках.

- Ты всё правильно сделал, внучок. Правда, чужого брать нельзя. А вот за своё надо биться. И в защиту чужого от татя– надо драться. Надо всегда давать отпор злу. Это правильно.

- Так а если они сильнее?

- Немцы тоже были сильнее…, - старик горько хмыкнул и спрятал медаль в нагрудный карман, - зло всегда старается внушить тебе, что оно сильнее. Но если об этом думать- лучше сразу сдаваться. А сдаваться- это последнее дело.


     Старик, кряхтя, встал, расправил плечи и Ванёк, посмотрев на него снизу вверх- на секунду увидел того, как тот выглядел в то время, В ТУ ВОЙНУ- молодой, двадцатилетний, ещё совсем сопливый, но уже со злым огнём в глазах и нерушимой твёрдостью согнать всю нечисть, что пришла на его землю. Нечисть, которая хотела жить в его доме, Нечисть, которая хотела есть с его стола. И нечисть, которая считала его недочеловеком. И за что этот молодой двадцатилетний парень готов был отдать самое ценное, что у него есть- свою жизнь.

     И тогда Ванька понял, за что уважали старика в Клетке. Почему каждый из взрослых уважительно с ним здоровался и по возможности помогал.

     Старик смахнул невидимую пылинку с лацкана своего видавшего виды пиджака, поправил шляпу, и уходя, погладил Ванька по голове:

- Хоть тебе сегодня было и страшно, внучек, но ты сегодня сражался за то, что считал правильным. За то, что считал Правдой. И это похвально. Запомни внучок- для того, чтобы победило Зло, нужно всего лишь, чтобы хорошие люди ничего не делали.

 

 

ноябрь 2015 года

 

 

 

 

                         

Предыдущая  Оглавление  Следующая

 

 



Похожие записи:

Trang. оСКОЛки. Оглавление
Trang. оСКОЛки. Оглавление
В разделе: Trang. оСКОЛки
Trang. оСКОЛки. Сборник новелл. Оглавление                 Trang. оСКОЛки Опубликовано с письменного разрешения автора. Перепечатка без прямого...
Trang. оСКОЛки
Trang. оСКОЛки
В разделе: Книги
Trang. оСКОЛки. Сборник новелл. Титульный лист               Trang. оСКОЛки Опубликовано с письменного разрешения автора. Перепечатка без прямого сог...
Trang - Гимн проекта Виртуальный Кореновск. Альбом "оСКОЛки"
Trang - Гимн проекта Виртуальный Кореновск. Альбом "оСКОЛки"
В разделе: Музыка Trang'a
Альбом "оСКОЛки" состоит из песен разных лет, заново перепетых и переигранных в 2013 году. Над альбомом работали более десятка человек из 5 разных стран- России, Украины,&...
Список композиций Trang
Список композиций Trang'a
В разделе: Музыка Trang'a
Альбом "оСКОЛки" состоит из песен разных лет, заново перепетых и переигранных в 2013 году. Над альбомом работали более десятка человек из 5 разных стран- России, Украины,&...
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1127 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!