Анатолий Рыжкин. Всполохи. Обида

30 мая 2017 - Trang

Анатолий Рыжкин. Всполохи
Опубликовано с разрешения автора. Перепечатка без прямого согласия автора запрещена

                         

 


 

Анатолий Рыжкин. Всполохи

УЧЁБА

 


Обида

 

     В  программе  обучения  на  агрофаке  Кубанского  сельскохозяйственного  института  была  далёкая  от  обыденной  жизни  наука  «Геодезия».  Далёкая  -  это  на  первый  взгляд,  но  если  вдуматься,  то  для  любого  агронома  наука  не  лишняя -  мало  ли  куда  забросит  жизнь  выпускника?  Может  и  устройством  оросительных  полей  придётся  заниматься  -  и  тут  познания  в  этой  области  окажутся  кстати.  В  общем,  на  четвёртом  курсе  я  впервые  столкнулся  со  многими  незнакомыми  мне  понятиями  «Репер»,  «Привязка»,  «Выемка».  «Отсыпка»  и  т.  д.  Самым  знакомым  из  которых  оказался  «Уклон»  -  ну  кто  же  этого  не  понимает?


     Кафедра  геодезии  была  сильной.  Видимо  потому,  что  возглавляла  её  властная  и  прекрасно  знающая  свой  предмет  Мария  Ивановна.  К  чести  преподавателя  надо  сказать  -  не  только  знающая,  но  и  умевшая  преподнести  эти  знания  популярно.  Сотрудников  себе  она  подбирала  по  своему  вкусу  и  убеждению  поэтому  и  её  лекции  воспринимались  с  интересом,  и  лабораторные  работы  проходили  живо  и,  я  бы  сказал,  со  взаимной  заинтересованностью.  И  если  на  лекциях  в  аудитории  при   90  студентах  курса  вопросы  задавать  было  не  принято,  то  на  лабораторных  занятиях  преподаватели  с  нами  буквально  нянчились,  терпеливо  растолковывая  все  тонкости  науки  -  «разжёвывали  и  вкладывали  в  рот»,  как  в  народе  говорят.


         По  программе  за  две  сессии,  прослушав  курс  лекций  и  отработав  на  лабораторных  занятиях,  мы  должны  были  дома  написать  курсовую  работу  и,  приехав  на  очередную  сессию,  защитить  свой  проект.


     Надо   прямо  сказать,   наука  меня  «захватила».  Мне  было  интересно  и  слушать  лекции,  конспектируя  их,  и  ещё  более  интересно  на  лабораторных  занятиях   практически  считать  объёмы  выемок  и  отсыпок,  привязываясь     к  зафиксированным  на  реперах  высотам,  проектировать  уклоны  и  так  далее…  Приехав  после  сессии  домой,  не  откладывая  в  долгий  ящик,  я  занялся  курсовой,  пока  в  памяти  всё  свежо,  а  в  душе  ещё  «горит».


          Работа  над  проектом  оросительной  системы  «кипела»  почти  каждый  вечер.  Всё  ладилось, и   дней  через  двадцать  курсовая  была  готова.  Довольный  и  проделанным,  и  собою,  я  отослал  работу  в  институт,  как  было  положено,  и  успокоился  на  полгода,  до  следующей  сессии.  На  тот  момент  я  мог  бы  объяснить,  откуда  взялся  тот  или  иной  расчёт,  то  или  иное  числовое  значение,  но  до  сессии  было  ещё  долгих  пять  месяцев…


          …Пришёл  срок.  Приехал  я  в  институт.  Подошло  время  защиты.     «Защита  проекта»  -  громкие  слова,  а  на  деле  всё  происходило  весьма  прозаично.  Мария  Ивановна  показывала  в  работе  на  любое  число  и  спрашивала:


           -  Откуда  взялись  эти  данные?


           И  всё.  А  так  как  до  того  или  иного  значения  приходилось  высчитывать и  другие   данные,  а  потом,  используя  их,  рассчитывать  окончательное  число,  то  сразу  вспомнить  где  и  что  брал  полгода  тому  назад   было  трудно.  Обескураженный,  я  задумался,  а  от  волнения  и  растерялся.  Но    преподаватель  не  ждала,  когда  я  приду  в  себя:


           -  А  это  откуда?


           У  меня  та  же  реакция,  как  и  на  первый  вопрос…  И  безжалостное  «подведение  итогов»:


            -  Вы  курсовую  делали  не  сами…


            Это  уже  как  обухом  по  голове!..  И  поднимается  волна  возмущения:


            -  Как    не  сам?  Сам!


           -  Если  бы  сам - знал  бы  откуда  данные  значения!


     Мы  были  наслышаны  о  строгости  Марии  Ивановны  на  экзаменах.  Но  что  это  произойдет  вот  так  просто  и  безжалостно   -  я  не  ждал.  Я  что-то  лепетал  о  конспектах,  работе  на  лабораторных  занятиях,  но  мои  потуги  были  напрасны  -  преподаватель  была  неумолима.  Да  я  и  не  собирался  её  умолять.  С  чего  это  ради?  Я-то  был  уверен  в  своей  правоте,  хотя  находился  на  грани  отчаяния…


           …И  вдруг,  как  будто  подсказка  свыше  «Твёрдость  на  твёрдость»!  Мгновенно  взяв    себя  в  руки,  я  спокойно  сказал:


          -  Мария  Ивановна,  работу  я  делал  сам.  Делал  с  увлечением  и  с  удовольствием,  а  то,  что  не  смог  сейчас  дать  Вам  пояснения  -  так  за  полгода  просто  вышел  из  темы…  Мне  больше  нечего  Вам  сказать.


          Мы  прямо  и  пристально  глядели  друг  другу  в  глаза  несколько  секунд.  Не  знаю,  что  заставило  эту  умную,  принципиальную   женщину  поступить  так,  как  она  поступила,  но,  надеюсь,  только  не  жалость  к почти  пятидесятилетнему  студенту:


     - Больше  чем  «удовлетворительно»  я  Вам  не  могу  поставить…


          Увлеченный  автор  курсовой  во  мне  готов  был  язвительно  поблагодарить  «И  на  том  спасибо»,  но,  несмотря  на  обиду,  поднимавшуюся  во  мне  волной,  я  спокойно  сказал:


          -  Это  Ваше  право.


          На  том  и  расстались.  Мне,  конечно  же,   было  обидно.  Не  за  «удочку»  в  зачётке,  а  за  смазанное  удовольствие  от  проделанной  работы.  Но  прошло  несколько  дней,  и  я,  из  обиженного  постепенно  превратился  в  защитника  своей   «обидчицы».  Да  и  в  самом  деле,  думал  я,  сколько  на  её  преподавательском  веку  ей  приходилось  сталкиваться  со  всякого  рода  прохиндеями.  И  среди  нас  престарелых  студентов-заочников  такие  есть,  а  уж  среди  молодёжи  с  небсохшим  молоком  на  губах,  и  тем  более  много  «испытателей»  судьбы  «Спишу,  а  вдруг  прокатит?»   У  Марии  Ивановны  не  «прокатывало»  благодаря  выработанному   ею  правилу  -  простому  как  лакмусовая  бумажка…


          И  я  успокоился.  Но  с  тех  пор  стал  замечать  за  собой  такую  особенность  -  если  меня  в  чем – то  «ущемили»  -  я  начинаю  искать  оправдания  своему  обидчику  и,  как  ни  странно,  зачастую  нахожу  их,  и  мне  становится  легче…    Не  случайно  и  в  христианстве  эта  ситуация  отражена    в  отдельной  заповеди.  Но  это  уже  совершенно  другой  уровень  рассуждений…


г. Кореновск 2015 год

   

 

 

                         

 

 

 

 

 

 

 



Похожие записи:

Анатолий Рыжкин. Всполохи. Оглавление
Анатолий Рыжкин. Всполохи. Оглавление
В разделе: А.Рыжкин. Всполохи
Анатолий Рыжкин. Всполохи Опубликовано с разрешения автора. Перепечатка без прямого согласия автора запрещена                       ...
Анатолий Рыжкин. Всполохи
Анатолий Рыжкин. Всполохи
В разделе: Книги
Книга кореновского писателя Анатолия Рыжкина о жизни, судьбе, воспоминаниях. В книге присутствуют эксклюзивные материалы.   Опубликовано с письменного разрешения автора.   Ч...
Анатолий Рыжкин. Всполохи. Песня "Моя целина" и дополнительные фото
Анатолий Рыжкин. Всполохи. Песня "Моя целина" и дополнительные фото
В разделе: А.Рыжкин. Всполохи
Анатолий Рыжкин. Всполохи Опубликовано с разрешения автора. Перепечатка без прямого согласия автора запрещена                    Анатоли...
Анатолий Рыжкин. Всполохи. Ромка
Анатолий Рыжкин. Всполохи. Ромка
В разделе: А.Рыжкин. Всполохи
Анатолий Рыжкин. Всполохи Опубликовано с разрешения автора. Перепечатка без прямого согласия автора запрещена                       ...
Рейтинг: 0 Голосов: 0 697 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!