Кореновский вертолётный полк оказался наиболее подготовленным в первую чеченскую

10 сентября 2015 - Trang
Кореновский вертолётный полк оказался наиболее подготовленным в первую чеченскую

Кореновский вертолётный полк оказался наиболее подготовленным в первую чеченскую

    

    

    

    О первой чеченской кампании вспоминать не любят, считая ее проигранной. Все помнят неудачный штурм Грозного, майкопскую бригаду, погибшую на железнодорожном вокзале, и трупы наших солдат, которые лежали на улицах чеченской столицы. Но была и другая война, про которую по разным причинам не писали и не рассказывали.

     Не афишируется тот факт, что Российская армия уже к маю 1995 года загнала боевиков в горы, и лишь нерешительность руководителей страны спасла дудаевцев от разгрома.


      Все знают, что с самого начала спецназ вел разведку в интересах мотострелковых и десантных подразделений. Но о последующей его деятельности в ходе первой чеченской написано мало, хотя она заслуживает самого серьезного внимания.


     В материале пойдет речь о совместных действиях российских спецназовцев и экипажей вертолетов при совершении облетов местности и проведении досмотровых действий. В период войны в Афганистане, где наиболее эффективно взаимодействовали спецназовцы и вертолетчики, в распоряжении каждого отдельного отряда находился вертолетный отряд из двух звеньев Ми-8 и двух звеньев Ми-24. Они обладали значительной самостоятельностью и находились в распоряжении командира отряда спецназа. В период первой чеченской все было иначе.

     Из-за отсутствия авиатоплива, запчастей и целого ряда материальных средств, без которых невозможно функционирование авиаполков, летный состав, особенно на боевых вертолетах Ми-24, в течение 1994 года занимался в основном восстановлением утраченных навыков в технике пилотирования и изредка выполнял боевые полеты.


     Самое сложное положение с подготовкой летного состава сложилось в отдельном вертолетном полку, дислоцированном в Буденновске. Наиболее подготовленным к боевому применению оказался вертолётный полк из Кореновска, который в течение трех лет выполнял задачи в составе миротворческих сил в Абхазии. Поэтому и основная нагрузка по выполнению боевых задач с началом операции в Чечне была возложена на него. Летный состав авиационных частей практически утратил навыки в применении управляемых ракет.

 

 

 


     Ввиду отсутствия директивных документов на подготовку операции целенаправленной подготовки личного состава не проводилось. На самом деле авиация Северо-Кавказского военного округа была поставлена перед фактом, и подготовка частей авиации осуществлялась уже в ходе операции с одновременным выполнением боевых задач. Для выполнения боевых задач в специальной операции по ликвидации незаконных вооруженных формирований на территории Чечни в подготовительный период была создана довольно крупная авиационная группировка, которая насчитывала 288 боевых самолетов и 105 вертолетов. Она включала соединения и части двух воздушных армий, авиацию Северо-Кавказского военного округа и приданные вертолетные подразделения из Приволжского и Московского военных округов. Вертолеты базировались в начале операции на аэродромах Моздока, Беслана и Кизляра. После того как Российская армия вошла в Грозный, кизлярская группировка передислоцировалась в Моздок.

 


 


     Аэродром "Северный" г. Грозного начал использоваться для постоянного базирования с марта 1995 года, а аэродром Ханкалы — с конца апреля 1995 года. После проведения аргунской, шалинской и гудермесской операций группировка авиации сухопутных войск была сокращена до 52 машин. При ведении боевых действий вертолеты решали присущие им задачи по авиационной поддержке войск, перевозке личного состава и боевой техники, эвакуации раненых и больных, ведению воздушной разведки, корректировке огня артиллерии, прикрытию и сопровождению войск при их выдвижении, а также выполнению задач поиска и спасения экипажей сбитых вертолетов. Для этого ежесуточно осуществлялось 18 вылетов вертолетов. Примерно 13 процентов общего ресурса армейской авиации было задействовано для вывода разведгрупп спецназначения в район ведения специальных действий, а также для ведения досмотровых действий в зоне ответственности.

     Облёт местности — прием действий спецназа, который родился в ходе афганской войны и зарекомендовал себя как довольно эффективный способ борьбы с боевиками. Он заключается в совершении облета указанного района парой вертолетов Ми-8 с десантом на борту под прикрытием пары боевых вертолетов с целью обнаружения бандформирований, караванов с оружием и боеприпасами, а также караванов, находящихся на дневном отдыхе, с последующим их уничтожением. В ходе облета также могут досматриваться транспортные средства, вызывающие подозрения. С этой целью вертолеты совершают посадку, а десант производит досмотр транспорта и пассажиров. В случае оказания сопротивления обнаруженные боевики и их транспорт уничтожаются. В ходе первой чеченской движения караванов с оружием и боеприпасами отмечено не было. В то же время суррогатные нефтепродукты, продаваемые в Дагестане, являлись источником финансирования боевой деятельности чеченских сепаратистов. Поэтому колонны наливников с топливом, которые двигались и в дневное, и в ночное время, являлись объектами поиска и уничтожения силами авиации. С этой целью вертолеты становились в круг и наносили удар по цели.


     Досмотровые действия требовали четкого взаимодействия между пилотами вертолетов и личным составом группы спецназа, назначенной для совершения облета.

     Афганская война показала, что зачастую судьба группы и боевой задачи зависит от личных отношений, сложившихся между экипажами и спецназом. В состав этих эскадрилий назначались пилоты, способные выполнять те задачи, которые решал спецназ. В Чечне так было не всегда. Одной из основных проблем, с которой пришлось столкнуться в самом начале войны, стала неготовность летного состава частей авиации к ведению боевых действий. Сказались длительные перерывы в технике пилотирования и боевом применении. Приходилось эту задачу решать в ходе боевых действий, методом проб и ошибок, вначале отдельными экипажами, наиболее опытными летчиками. Как правило, это были командиры летных частей, их заместители, командиры эскадрилий. Параллельно с восстановлением практических навыков пилоты отрабатывали взаимодействие со спецназом. С летчиками, прошедшими Афган, было намного проще. Например, в эскадрилье Московского полка в основном были пилоты, имевшие опыт войны в Афганистане. Как вспоминают спецназовцы, с такими летчиками было легко и приятно работать. Эти пилоты прекрасно понимали, что и как надо делать, чтобы выполнить задачу и не подставиться под огонь противника. Бойцы разведгрупп обнаруживали противника и докладывали пилотам. Те, в свою очередь, делали круг, а затем резко шли на снижение для атаки. Внезапность и слаженность совместных действий давали прекрасный результат. При довольно высокой эффективности облетов потерь в группах практически не было. Те же спецназовцы вспоминают, что хуже стало, когда прибыла эскадрилья из Забайкалья. У этих летчиков не было ни опыта, ни особого желания его получить. Они забирались на 2500 метров, и заставить их снизиться для атаки было весьма сложно.

     Нельзя сказать, что спецназ прибыл в Чечню готовым к войне в полной мере. Надо понимать, что в условиях развала страны и армии, когда и та, и другая стремились выжить, речь о полноценной боевой подготовке не шла даже в спецназе. Но постепенно в ходе войны накапливались и опыт, и знания, появлялась уверенность. В первую чеченскую удалось серьезно усовершенствовать некоторые вопросы, связанные с облетом местности. Например, одна из групп спецназа установила в дверь вертолета АГС-17 и вылетала на задание с таким вот мощным бортовым оружием. Причем, как вспоминают спецназовцы, если в Афганистане его устанавливали на станину в дверь, где он мешал быстрому покиданию борта вертолета бойцами досмотровой группы, то в Чечне удалось поставить его на место пулемета в двери. Его швартовали веревками, и он, таким образом, работал вниз, влево и вправо. Это давало хороший эффект.


     Также удалось добиться того, чтобы в отличие от Афганистана, досмотровые действия велись и днем и ночью.


     Днем досмотровым группам указывался район воздушного патрулирования. Объектами действий были незаконные мини-заводы по перегонке горючего, а также колонны и отдельный транспорт, доставлявший нефть или суррогатное горючее в Дагестан для последующей реализации. Иногда поступала более конкретная ориентировка, в которой указывался маршрут движения транспорта, который требовалось досмотреть, а в случае оказания сопротивления — уничтожить.

     Досмотровая группа в дневное время состояла из 12-14 человек. На борт вертолетов брали до пяти пулеметов, однако у пулеметчиков были с собой и автоматы АКМС, которые использовались в случае необходимости при проведении досмотровых действий, чтобы повысить маневренность группы.

     Для досмотровых действий, проводимых в дневное время, обычно назначались два вертолета Ми-8 и два вертолета Ми-24.

     В ночное время характер действий досмотровой группы сильно отличался от дневного. Обычно в состав группы назначалось до восьми человек, но все были вооружены пулеметами, которые устанавливались для стрельбы с борта вертолета. Полет проходил на высотах от 400 до 1200 метров. При проведении ночных облетов на пулеметы ПК устанавливали стволы от ПКТ, которые снимали с бронетехники. Они не так быстро перегревались, поскольку стрелять приходилось много. На один пулемет уходило до 1500 патронов. Ленту снаряжали через один патрон: бронебойно-зажигательный — трассирующий. Для того чтобы не перезаряжать часто, ленту просто выкладывали по салону, поскольку ни в одну коробку она не вмещалась. Для ночных действий назначался только один борт Ми-8, его сопровождали два Ми-24.

     По сути, Ми-8 вылетал весь "утыканный" стволами, как воздушная крепость. По каждому борту по два пулемета, в кормовом отсеке — пулемет и в двери АГС-17. В состав группы назначался командир облетной группы — офицер, его заместителем мог быть офицер, прапорщик или хорошо подготовленный сержант. Вертолет в ночное время никогда не совершал посадок, а вел только воздушную охоту для выявления объектов противника и нанесения им огневого поражения. Эффективность ночных действий была довольно высокой. Не было ни единого "пустого" вылета. Во всяком случае, колонны с ГСМ жгли каждую ночь. А утром приходило подтверждение от агентуры, что в районе поселка такого-то сожжено столько единиц транспорта с ГСМ.
В то время на вертолетах не было тепловизоров, которые ставят на бортах теперь. Поэтому для обнаружения противника пытались брать стационарные приборы ночного наблюдения, но из-за громоздкости от их применения отказались. Брали с собой обычный ночной бинокль БН-2. Он позволял с высокой точностью обнаруживать колонны и отдельные единицы транспорта, двигавшиеся по дорогам.

 

 



     При обнаружении транспорта в дневное время вертолеты заходили на цель и делали предупредительную очередь из бортового оружия, вынуждая транспортное средство остановиться. После того, как транспорт останавливался, над ним вставали в круг два вертолета огневой поддержки Ми-24.

     При посадке вертолета первыми покидали борт заместитель командира группы и разведчики тылового дозора, которые занимали позиции в хвосте вертолета. Далее покидала борт огневая подгруппа, состоявшая из 1-2 троек, которая в зависимости от местности занимала огневые позиции с задачей прикрыть вертолет. Затем выдвигалась подгруппа захвата. Впереди шел сапер, который выявлял минные заграждения на этапе выдвижения. Вслед за ним выходил разведчик, который страховал действия сапера, наблюдая за обстановкой по ходу движения. А за ним уже двигался командир отделения, который руководил их действиями и наблюдал за командиром группы.


     Если вертолет садился на расстоянии 400-600 метров от объекта досмотра, бойцы группы двигались к транспорту перекатами, прикрывая друг друга. Как при движении, так и во время непосредственного досмотра каждый боец наблюдал и готов был вести огонь строго в своем секторе. Непосредственно у транспорта досмотровая группа под прикрытием своих товарищей выводила людей и размещала их в стороне от транспорта, после этого начинался непосредственный досмотр.


     В случае попытки сопротивления, если эти действия не несли в себе угрозы жизни и здоровью разведчиков, к сопротивлявшемуся применялась физическая сила. Если же следовало нападение, то применялось оружие. Однако следует заметить, что, как правило, применение оружия не требовалось.


     В ходе первой чеченской кампании, несмотря на успешное взаимодействие спецназа и авиации, удалось выявить ряд вопросов, которые нуждались в решении. Со времен Афганистана оставалась несовершенной система сигналов обозначения своих войск. Основным сигналом был дым оранжевого цвета. В войсках нет ни технических, ни специальных средств связи для работы с авиацией. Связь внутри досмотровой группы при высадке и проведении досмотровых действий осуществлялась с помощью УКВ радиостанций Р-392. В составе группы находилось от двух до четырех станций, по одной — две на борту. Связь с вертолетами осуществлялась по радиостанции "Ромашка" либо с помощью той же радиостанции Р-392. Одна из частот соответствует одному из кварцев бортовой радиостанции Ми-8. Однако для использования Р-392 для связи с вертолетами следует заблаговременно договориться с вертолетчиками об установке соответствующего кварца, поскольку эта процедура требует немало времени. Поэтому Р-392 использовались только при длительных совместных действиях. Следует отметить, что все вопросы, касающиеся связи и опознавания, остаются открытыми и в настоящее время. По оценкам специалистов, досмотровые действия, проводимые в ходе первой кампании 1994-1996, годов были организованными и эффективными.Ми-8 с досмотровой группой на борту совершал посадку. Командир вертолета сам определял место посадки, которое должно было обеспечивать возможность посадить вертолет, а также взлететь после выполнения задачи. Кроме того, место посадки вертолета должно было обеспечивать безопасность вертолета в случае возникновения огневого контакта личного состава досмотровой группы с противником.

 

 

    


 


 

 



Похожие записи:

Кореновский вертолётный полк может получить до конца года эскадрилью вертолетов Ка-52
Кореновский вертолётный полк может получить до конца года эскадрилью вертолетов Ка-52
В разделе: Новости Кореновска
Судя по некоторым данным, 55-й вертолетный полк в Кореновске до конца года получит эскадрилью вертолетов Ка-52. Подробнее читаем далее...
В Кореновске будет сформирована эскадрилья «Аллигаторов»
В Кореновске будет сформирована эскадрилья «Аллигаторов»
В разделе: Новости Кореновска
До конца года планируется поставить 12 единиц новейших вертолетов, которые прибудут своим ходом с завода-изготовителя в Приморском крае в вертолетный полк в Кореновске, преодолев расстояние более 7...
1 декабря 2016 года кореновский вертолётный полк получил новую партию ударных вертолётов Ка-52 "Аллигатор"
1 декабря 2016 года кореновский вертолётный полк получил новую партию ударных вертолётов Ка-52 "Аллигатор"
В разделе: Новости Кореновска
1 декабря 2016 года легендарный кореновский 55-й отдельный полк армейской авиации (393 авиабаза) получил партию новых ударных вертолетов Ка-52 «Аллигатор». Как ранее писал проект "...
Личному составу кореновского вертолётного полка представили нового командира
Личному составу кореновского вертолётного полка представили нового командира
В разделе: Новости Кореновска
На 393 авиабазе Кореновска личному составу представили нового командира. Ранее командовавший легендарным кореновским вертолётным полком Ряфагать Хабибулин героически погиб в Сирии при выполнении бо...
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1104 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!