Анатолий Рыжкин. Всполохи. Эсперанто

30 мая 2017 - Trang

Анатолий Рыжкин. Всполохи
Опубликовано с разрешения автора. Перепечатка без прямого согласия автора запрещена

                         

 


 

Анатолий Рыжкин. Всполохи

ДЕТСТВО

 


Эсперанто

 

     В  один  из  учебных  дней  1954  года   заболела  учительница  по  математике  и  у  нас,  в  расписании  6-го   класса,   намечалось  «окно».  В   это  же  время  на  местном  сельском  стадионе,  который  располагался  в  5-ти  минутах   ходьбы  от  школы,  шёл  футбольный  матч  между  командами  нашего и соседнего  села.  У  пятерых  оболтусов,  во  главе  с  долговязым  второгодником,  возникла  идея  -  вместо  несостоявшегося  урока  математики  сбегать  на  стадион,  поболеть  за  своих.  И  следующий  час  мы  усиленно   «болели».  А  так  как  часов  тогда  ни  у  кого  не  было  -  мы  «проболели»  не  только  математику,  но  и  прихватили  часть  следующего  предмета.  Классный  руководитель  решать  нашу  судьбу  не  стала,  а  повела  прямёхонько в  директорский  кабинет.  И  мы,  пятеро  прогульщиков,  вскоре  уже  топтались,  немного  отойдя  от  двери  в  сторону  стола  директора  Льва  Захаровича  Богданова.  Этот  человек  достоин  особого  описания.


     Окончив  исторический  факультет  пединститута,  он  с  первого  до  последнего   дня  войны  провёл  на  фронте.  Демобилизовался  в  звании  капитана  с  должности  начальника  разведки  пехотного   батальона.  Такую  достойную  биографию   дополняла   колоритная   внешность  пятидесятилетнего   крепыша.  Пусть  каждый  представит  себе  внешность  Тараса  Бульбы,  описанную  Гоголем.  Представили?  Теперь   внесите  две  поправки  -  Лев  Захарович  был  вдвое  ниже  и  на  голове  вместо  хохляцкого  «осэлця»  торчали  жёстким  ёжиком, всегда  аккуратно  подстриженные,   седые  волосы.   Директора  учителя  любили  и  уважали,  а  ученики  -  все,  без  исключения,  боялись,  хотя  знали,  что  он  не  злой  по  натуре  и  очень  справедливый,  хотя  любил  напустить  на  себя  «свирепый»  вид.  А  в  том,   что  эта  свирепость  напускная,  мы  -  пятеро  прогульщиков  убедились  лично  тогда  же.


     Сверля  нас  всех  разом  своим  пронзительным  взглядом,  он  задал,  как  я  теперь  понимаю,  самый  уместный  и  обезоруживающий  вопрос:
     - Кто  инициатор ?!
     -  Я…- после  секундной  заминки,  признался  второгодник.
     -  С  тобой,  Иванов,  всё  ясно – заключил  директор  первый  вопрос,  знавший  заводилу  по  предыдущим  проделкам.
     -  Ну  а  вы?  -  вопрос к  остальным,  -  Уже  всё  знаете?..


     И  далее  пошла  умная,  но  скучная  «нотация»   -  почему  нельзя  тратить  учебное  время  на  всякую  чепуху,  потом  учиться  будет  поздно  -это  была  основная  мысль,  которую  мы  не  посмели  бы  оспорить,  даже  если  бы  у  нас  на  это  был  хоть  один  шанс…  Хотя  один  из  нас  всё  же  попробовал   оправдаться:


     -  Ведь  урока  все-равно  не  было,  а  там  наши  играли…
     -  А  вот  ошибаешься,  мой  хороший,  урок  был!  Иначе  зачем  бы  меня  здесь  держать…


     Да,  вот  этого – то  мы  и  не  знали.  Оказывается – директор  лично  позаботился  о  том,  чтобы  урок  провела  старшая  пионервожатая  Шура,  учившаяся  в  то  время  на  старших  курсах  педвуза  на  математическом  факультете.  Это  мы  потом  узнали,  как  интересно  Шура  провела  тот  урок  и  подменив  заболевшую  учительницу,  и  получив  прекрасную  практику.  Но  это  было  потом,  а  тогда   Лев  Захарович  решил  «добить»  нас  последним  доводом  из  личного  опыта.  Он  начал  рассказывать  о  том,  как  он,  на  старости  лет  (это в свои – то  50  лет ) с  увлечением  изучает  искусственный  язык  межнационального  общения  - ЭСПЕРАНТО.  Да,  действительно,  тогда ,  в  первые  годы  мирной  жизни,  дружбе  народов  уделялось  много  внимания  и  эсперанто  пропагандировалось  и  в  газетах,  и  по  радио  (телевидения  тогда  у  нас  в  селе  ещё  не  было).  Я  тоже  увлёкся  изучением  этого  языка  и  уже  делал  какие-то  первые  шаги,  но  признаться  в  этом  стеснялся,  ведь  даже  программный  немецкий  язык  мне  «давался»  трудно  (как  я  потом  понял,  из-за  лени)…


     Но  вернемся  в  директорский  кабинет.  Уверенный  в том,  что  эти  оболтусы  даже   слыхом  не  слыхивали  о  таком  языке,  директор,  с  уверенностью,  спросил:


     -  Из  вас  кто-нибудь   слышал  о  таком  языке?


     Не  знаю,  что  было бы  сказано  потом,  но  в  тот  момент  Лев  Захарович  вдруг  услышал:


     -  Да!  Слышал  и  даже  учу…

     Этот,  как  я  теперь  понимаю,  нахальный  голос  принадлежал  мне…


     У  директора,  впервые  за  всю  беседу,  сурово  сдвинутые  брови,  слегка  раздвинулись  и  поползли  вверх…  Но  разведчику  важно  было  выиграть  время:
-  Фамилия,  имя !
-  Рыжкин  Анатолий…
-  И  можешь  что-то  сказать?
-  Могу,  но  что?..
-  Ну…  поздоровайся  со мной…


     Директор,  «свирепый»  наш  директор  уже  играл  со  мною  в  «кошки-мышки»  -  кошка  с  любопытством,  ну  а  мышка…  сами  понимаете:


     -  Saluton  -  скорее  пропищал,  чем  сказал  я  и  застыл,  неуверенный  правильно  ли  я  «поздоровался».


     Но,  оказалось,  правильно  и  моего  «собеседника»  уже  «понесло».  С  улыбкой  он  задал  ещё  несколько  фраз  из  раздела  «Бытовой  разговор»  и  вдруг  спохватившись,  что  «разносная»  беседа  приняла  совсем  не  тот оборот,  вновь  став  серьёзным,  подвёл  итог  встречи:


     -  Иванов  -  завтра  в  школу  с  родителями,  а  вы  -  погрозил  он  пальцем  на  нас  остальных  -  смотрите  у  меня!..  Идите!


     Во  время  своей  «беседы»  со  Львом  Захаровичем  я  не  видел  лиц  своих  «подельников»,  но  догадываюсь,  что  на  них  было  и  удивление, и радость  от  мысли  «Вот  хорошо,  что  до  меня  очередь  не  дошла…» .  А  вот  после  «Идите»  все,  во  главе  с  Ивановым,  так  ринулись  в дверь,  что  я  оказался  последним.  И  вдруг  директорский  окрик:


-  А  досвидания?!...


     Все,  не  оглядываясь,  забормотали    «До  свиданья»,  а  я,  подумав,  что  это  касается  лично  меня  и  «Эсперанто»,  остановился,  повернулся  лицом  к  грозному  директору  и,  поклонившись,  сказал:

-  Gis  rewido !  (До свиданья)


     На  лице  директора,  под  тарасбульбовскими  усами,  во  всё  лицо  расплывалась  добрая  улыбка  и   глаза   уже  не «сверлили»,   а   светились  добром  и  умом.  У  разведчиков  иначе,  видимо,  нельзя…


Средне-егорлыкская  средняя  школа  № 4,
1955  год


 

 

 

 

 

 

                          

 

 

 

 

 

 

 



Похожие записи:

Анатолий Рыжкин. Всполохи. Оглавление
Анатолий Рыжкин. Всполохи. Оглавление
В разделе: А.Рыжкин. Всполохи
Анатолий Рыжкин. Всполохи Опубликовано с разрешения автора. Перепечатка без прямого согласия автора запрещена                       ...
Анатолий Рыжкин. Всполохи
Анатолий Рыжкин. Всполохи
В разделе: Книги
Книга кореновского писателя Анатолия Рыжкина о жизни, судьбе, воспоминаниях. В книге присутствуют эксклюзивные материалы.   Опубликовано с письменного разрешения автора.   Ч...
Анатолий Рыжкин. Всполохи. Песня "Моя целина" и дополнительные фото
Анатолий Рыжкин. Всполохи. Песня "Моя целина" и дополнительные фото
В разделе: А.Рыжкин. Всполохи
Анатолий Рыжкин. Всполохи Опубликовано с разрешения автора. Перепечатка без прямого согласия автора запрещена                    Анатоли...
Анатолий Рыжкин. Всполохи. Ромка
Анатолий Рыжкин. Всполохи. Ромка
В разделе: А.Рыжкин. Всполохи
Анатолий Рыжкин. Всполохи Опубликовано с разрешения автора. Перепечатка без прямого согласия автора запрещена                       ...
Рейтинг: 0 Голосов: 0 848 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!